Category: философия

О концепте

 
Интересное из книги А.А. Марковой ”Философия из хаоса”. 
 
            Логические нормы взаимосвязи противопоставлены таким понятиям, как зоны неразличимости или неразрешимости, мосты, сцепления, сочленения, переклички и др. Философия и хаос у них соседствуют друг с другом, но не только: хаос просачивается в философию, и из него произвольно выхватываются те или иные составляющие философии и из них конструируются концепты.
            Конструирование, творчество концептов – это и есть философия. Фундаментальное понятие → концепт. Концепт должен состоять из ограниченного количества составляющих, чтобы выделиться из хаоса, определиться. Концепт – это не мысль и не бытие, это событие. В концепте имеется фокусная точка, или точка сгущения (в концепте Декарта – это Я).
1.     Если и можно говорить о начале философии, то только не в абсолютном смысле: начало философии как концепт – это начало относительно чего-то Другого. Концепт твориться хотя и заново, но не из ничего. Происходит перегруппировка составляющих, при этом какая-то из них может породить новый концепт.
2.     Каждый концепт содержит ограниченное количество составляющих, в противном случае он растворился бы в хаосе, в ничто. Чтобы из хаоса выделиться, необходимо вычленить из него определенную группу характеристик – составляющих.
5      Замена одного концепта другим происходит через смену проблем, которые формируются в результате взаимодействия составляющих концепта. 
6      Возможные миры существуют реально, они – выражаемое, представленное выражающим их ”лицом” или любым другим элементом. Мир, возможный как Другое, не есть ни субъект, ни объект. Вообще субъект-предметное отношение отсутствует в логике Делеза – Гваттари; она относится к тому состоянию мира, когда еще нет ни субъекта, ни предмета.
7      В философии Делеза – Гваттари устанавливается новый тип отношений между концептами (и между составляющими концептов). Это отношения ”соседства”, это наличие зон ”неразличимости” между составляющими концепта или между концептами, но никак не отношения причины и следствия, снятия, диалога. Отсюда и история философии выглядит иным образом.
            
План имманенции как срез хаоса.
            Помимо концепта, другим важным для Делеза и Гваттари понятием в их рассуждениях о философии, является понятие плана имманенции. Занятие философией означает конструирование, создание концептов, но не только: любое философствование предполагает еще и начертание плана, который представляет собой как бы стол, поднос, чашу для концептов.
            Концепт – это событие, а план – горизонт событий, резервуар именно концептуальных событий.
            План имманенции – это образ мысли, посредством которого она сама себе представляет, что значит мыслить, обращаться с мыслью, ориентироваться в мысли.
            Бесконечное движение – это не только образ мысли, но и материя бытия. ”У плана имманенции две стороны – Мысль и Природа, Phisis и Nous. Поэтому столь многие бесконечные движения заключены одно в другое, сгибаются одно внутри другого, так что возвратный ход одного мгновенно приводит в движение другое, и этим грандиозным челноком непрестанно ткется план имманенции…Каждое движение пробегает весь план, сразу же возвращаясь к себе. Каждое движение сгибается, но вместе с тем сгибает другие и само получает от них сгиб, порождая обратные связи, соединения, разрастания, которые и образуют фрактализацию этой бесконечно сгибаемой бесконечности”.
            Мыслить – это значит идти колдовским путем.
Можно сказать, полагают Делез и Гваттари, что каждый великий философ составляет новый план имманенции, приносит новую материю бытия и создает новый образ мысли. Он меняет смысл понятия ”мыслить”, он начинает мыслить иначе. Вновь возникает и становится наиважнейшим вопрос о едином и множественном. Действительно, как в философии можно понять друг друга?
            1 План – это образ мысли.
            2 Мысль – это только движение, доходящее до бесконечности и не имеющее объективной системы координат. У мысли нет ни субъекта, ни объекта.
            3  План – нечто префилософское
Мыслитель может создать новый образ мысли, т.е новый план имманенции, но в то же время может не творить концептов, а заполнять план поэтическими, музыкальными, живописными фигурами. Случается и наоборот, когда концептуальный персонаж переносится в план композиции. Подобные мыслители вроде бы наполовину философы. Они разумеется, не осуществляют синтез философии и искусства; они идут путем бифуркации, постоянно разветвляющихся дорог, их можно назвать гибридными мыслителями.
            Каждая мысль, по словам Делеза и Гваттари, есть бросок кости, конструирование. Но если и смотреть на мысль как на игру, то это весьма сложная игра. Самао творчество концептов требует философского вкуса. Вкус – это потенция концепта, его бытие в потенции.
            Философия руководствуется не истинной, а такими категориями, как интересное, примечательное или значительное. Философская книга будет незначительной и неинтересной, если ее автор не сотворил концептов.
            Делез и Гваттари подчеркивают различие между историей и географией. В отличае от истории, в географии нет культа закономерности и культа начал. В географии утверждается доминирование ни к чему (в том числе и к первоначалам) не сводимой случайности и могущество ”среды”. География отделяет становление от истории, которое ей, истории, и не принадлежит. Чтобы стать, т.е сотворить нечто новое, нужно отвернуться от предпосылок. Концепты – это события, а события нуждаются в становлении как неисторическом элементе.